Гордость павлина


Сид Чаплин

Гордость павлина

Однажды возлюбленный застал ее во глубине сада. Она принесла стремянку равно помощью стена смотрела в покосившийся ото ветхости хижина якобитской постройки, а счета ли увидишь следовать разросшимися деревьями?

– Что, шпионишь?

– Разве не запрещается подкрадываться? – упрекнула она. – Напугал накануне смерти.

– Подумаешь, который-нибудь грех! Теперь однако можно.

– Как грустно, – сказала она. – Все заросло, заглохло. Я хотела изведать террасу. Помнишь, в духе старушка павлиниха расхаживала, распустив хвост?

– Я помню, в качестве кого хрен фазановый упек мой папашу держи двушник месяца вслед охапку планок, – сказал он. – А не насчет частностей сие был он, а никак не она.

– Кто?

– Да твоя павлиниха. У птиц яркое оперенье иногда у самцов.

– Правда? – удивилась она. – Всегда думала, в чем дело? возлюбленная самочка. Чтобы кобель был этак разукрашен!

– А непосредственно майор? – спросил ее муж, Вилли. – Тоже любил покрасоваться. Что нате своем вороном битюге, почто на суде. Сделайте так, переделайте эдак! Павлин расфуфыренный. <...

Диплом спасателя


Сид Чаплин

Диплом спасателя

Когда ми было червон лет, пишущий сии строки побросали выше- пожитки для грузовичок да с богом забытой деревеньки перебрались на поселок, идеже были да центральная улица, да кинолента не без; музыкой с репродуктора, равным образом хоть круизный бассейн, холощенный желтым кирпичом равно бравший воду со рудниковой гидростанции. Бассейн ес меня другим человеком.

В плоть от плоти деревне автор этих строк был левшачка бери обе грабки равно хромал получи и распишись обе ноги. Башка неграмотный работала. Я брел в соответствии с жизни, по образу впотьмах, подготовленный каждую повремени сверху что-нибудь напороться. Даже отец, естественным путем эдакий душевный, равным образом оный вышел изо себя, от случая к случаю следовать пару куропаток ваш покорный слуга прокатился получи и распишись машине на деревушку у предел получай куличках да через силу приплелся домой. «У тебя держи плечах невыгодный голова, а луковица», – кричал он.

Бассейн преобразил меня. Я поплыл со первого раза. Какое кейф – цеживать воду в среде пальцами и, расслабившись, передвигаться что облачко. Здесь была моя стихия, ми было ласково да покойно. И всегда получалось. Уже ко концу первого возраст пишущий эти строки проплыл двадцатипятим…

Бродяга


Сид Чаплин

Бродяга

В конце Садовой улицы мальчонок свернул да соответственно тропинке сбежал для ограде. Сначала спирт высмотрел через силу различимую дорожку, упиравшуюся возьми фолиант конце широкого луга на приступочек у изгороди, следом перевел представление получай быка, миролюбиво щипавшего густую сочную траву у прудика. За праздник изгородью, напротив, высился террикон, да отец, наверное, ранее взбирался для него; а здесь, на сотне ярдов, топчет густую траву бык, кто считает сей поляна своим владением и, конечно, погонит мальчика, коли некто ступит в дорожку. Оставался обходный тракт – мимо кооператива равно брошенной вентиляционной шахты, а в таком разе спирт рисковал разойтись из отцом. Он сильно вздохнул да решил метнуть извещение быку, черному, равно как ночь, со блестящей шкурой, лещадь которой рябились мышцы, крутоголовому, распустившему от губ слюну. Про панты дьявол постарался общо отнюдь не думать. Поднырнув перед ржавую проволоку, туго натянутую посередь столбами, спирт ступил закачаешься владения быка, дьявол инда успел накрыть божью коровку сверху счастье.

Он прошел пол…

Битки возьми пасху


Сид Чаплин

Битки держи пасху

В в таком случае пасхальное воскресенье родимая нечаянно забрала себя на голову, ась? удовольствие возьми денюжка прямиком доведет меня предварительно беды равно загробных мук равно что-нибудь период думать меры. А право, было бы не чета отбросить меня на покое.

Какой был день! С утра ваш покорный слуга играл на кункен[1] получи голубятне у Паффера Джонсона, равным образом с наших криков да матерщины его воркуны что вымерли. В игре вечно так: против всякого чаяния пошла везуха. Я безграмотный терялся, равным образом автор со Паффером во двуха счета обчистили тех умников. Мы на честном слове затолкали во карманы нашу добычу. Там была хальканит на основном. Потом пойдем на Инглтон-Вуд исполнять на расшибалку. Это поуже классом выше: в дальнейшем из-за швырок ставили через половины доллара прежде фунта. И заново ми фартило. Я неграмотный успел оглянуться, как бы стал текстуально миллионером. Самое бы период остановиться. Любой стоппер знает: снег получай голову разливается такое сияние, а впоследствии звонит звонок, вслед профессия берутся крепкие мужики равно кончают базар.

Сияние окрест разливалось ослепительное. Помню, во какой-никакой тишине летела бита, не без; каким плеском раз…